Боевые Традиции Кельтов. Галльские войны, вооружение, фортификация
Главная
Племена
Вооружение
Фортификация
Экспансия
Оборона
Наследие
Галерея
Контакты
Ссылки
Поиск
Карта сайта
Кельтские амулеты - кельтские кресты и другие амулеты и талисманы кельтов.
Главная >> Экспансия >> Вторжение галлатов в Грецию III век до н.э. >> Павсаний "Описание Эллады". Фрагмент

Павсаний "Описание Эллады". Фрагмент


Книга I. Аттика. Фрагменты


<...>

4

1. Эти галаты заселяют крайние страны Европы около моря, столь огромного, что до конца проплыть его невозможно; в нем бывают приливы и отливы, и животные живут в нем, совсем не похожие на животных в других морях; через их страну и протекает река Эридан. Считают, что здесь на его берегах дочери Гелиоса оплакивают роковую гибель их брата Фаэтона. Название галатов стало общеупотребительным сравнительно поздно; прежде они сами себя называли кельтами и другие их так называли. Когда они собрались в поход, то их войско двинулось к Ионийскому морю; они опустошили и прогнали племя иллирийцев и все те племена, которые живут вплоть до пределов Македонии, и даже самих македонян; после этого они совершили набег на Фессалию. И даже когда они были уже близко от Фермопил, большинство эллинов относилось спокойно к нашествию варваров, так как уже раньше им пришлось потерпеть много зла, особенно от Александра и от Филиппа. Затем, всю эллинскую землю подвергли опустошению Антипатр и Кассандр; вот почему каждое греческое государство в отдельности вследствие своей слабости не считало для себя позором не участвовать по мере своих сил в общей защите страны.

2. Но афиняне, несмотря на то, что они больше других эллинов были утомлены продолжительностью войны с македонянами и потерпели в сражениях очень много поражений, тем не менее решились двинуться к Фермопилам с добровольцами из эллинов, выбрав себе в начальники вот этого Каллиппа. Занявши то место прохода, которое было самым узким, они заперли варварам проход в Элладу. Но кельты нашли ту обходную тропинку, по которой некогда провел персов Эфиальт из Трахина и, оттеснивши поставленных на ней фокейцев, незаметно для эллинов, перешли через Эту.

3. Тут афиняне оказали эллинам великую услугу: сражаясь на два фронта, окруженные со всех сторон, они продолжали защищаться и сдерживать варваров. Особенно тяжело было положение тех, кто находился на кораблях, так как Ламийский залив подходил к Фермопилам в виде болота; мне кажется, что причиной этого является горячая вода, вытекающая здесь в море. Эти люди несли еще больший труд: принимая на палубу эллинов, они лишь с трудом могли плыть по жидкой грязи на судах, отягченных и оружием, и людьми.

4. Так вот они спасали эллинов вышеуказанным мною способом. Галаты были уже по сю сторону Фермопил; сочтя совершенно не стоющим внимания брать другие укрепления, они особенно стремились разграбить Дельфы и сокровища бога. Против них выступили сами дельфийцы и из фокейцев те, которые жили по городам у Парнаса. Прибыли и силы этолийцев. В это время этолийцы особенно славились своей молодежью. Когда они вступили в рукопашный бой, вдруг молния ударила в галатов, на них низверглись камни, сорвавшиеся с Парнаса, и перед варварами явились, как привидения, вооруженные воины. Говорят, что двое из них, Гиперох и Амадок, явились из страны Гипербореев, а третий был Пирр, сын Ахилла. После этой помощи дельфийцы стали воздавать почести и приносить жертвы Пирру, как герою, а прежде они относились к нему, как к врагу, и его гробница была в пренебрежении.



<...>

Книга X. Фокида фрагмент

ХIX

<…>

4. При описании Дома совета в Афинах я уже при своем рассказе об Аттике упоминал о вторжении галатов в Элладу. В рассказе о Дельфах я хочу подробнее остановиться на этом событии, так как именно Дельфы были ареной этого величайшего подвига эллинов против варваров. Первое вторжение их, как чужеземного войска, было сделано кельтами под предводительством Камбавла; продвинувшись до Фракии, они не дерзнули идти дальше, увидав, что они были слишком малочисленны, чтобы бороться с эллинами.

Когда же они вторично решили поднять оружие, чтобы вторгнуться в страну иных, чем они, народов, - больше всего их подстрекали на это те, которые уже ходили походом вместе с Камбавлом, получили вкус к разбою и полюбили грабеж и наживу, - то они собрали большое пешее; войско, собрали не меньше и конницы. Начальники разделили войско на три части, и каждая из них должна была отправиться на особую страну. На фракийцев и на племя трибаллов должно было двинуться войско под начальством Керефрия; начальниками тех, которые шли на Пэонию, были Бренн и Акихорий; Болгий двинулся на Македонию и Иллирию и вступил в сражение с Птолемеем, который был тогда македонским царем. Это был тот самый Птолемей, который коварно убил Селевка, сына Антиоха, хотя он сам пришел к нему, умоляя его о защите; прозвище этого Птолемея вследствие необычайной его решительности было Керавн (Молния). В этой битве погиб как сам Птолемей, так и из македонян погибло немало. Но и на этот раз кельты не имели смелости двинуться дальше на Элладу, и, таким образом, они вернулись опять назад и из второго похода.

5. Тогда Бренн усиленно стал уговаривать и на общих собраниях всех галатов и каждого из их начальников в отдельности двинуться походом на Элладу, настойчиво указывая на слабость эллинов в данный момент, на то, что будто бы в общественных казнохранилищах у них много сокровищ, а еще больше в храмах приношений и чеканного серебра и золота <в монете>. Таким образом, он действительно убедил галатов двинуться на Элладу, и в число своих сотоварищей по управлению войском он выбрал Акихория и других начальников галатов.

6. Собранное им войско состояло из 152 тысяч пехоты, а всадников было 20 400. Но это число всадников указывало только на тех, кто был в строю, настоящее же их число было 61 200, так как при каждом из всадников было по два служителя, тоже опытных боевых всадника и тоже имеющих коней. Когда начинается сражение и галатские всадники вступают в бой, эти служители, оставаясь в тылу, приносят им следующую пользу: если случится пасть всаднику или коню, то они или подводят нового коня господину, если же господин убит, то раб садится на коня господина и занимает его место; если погиб и конь и господин, то готов новый всадник; если господин и только ранен, то один из служителей уводил раненого в лагерь, а другой становился в боевой строй вместо ушедшего.

Как мне кажется, такая тактика введена у галатов в подражание отряду с неизменным числом в 10 000 у персов, которые у них называются Бессмертными. Разница только в том, что персами умершие замещаются после сражения, а у галатов число всадников пополняется в самый разгар боя. Эту организацию на своем местном языке они называли "тримаркисией"; следует знать, что кельты называют коня на своем языке "марка". С такими-то приготовлениями и с такими намерениями Бренн двигался на Элладу.

XX

1. Эллины окончательно пали духом, и только чрезмерность их страха заставила их волей-неволей двинуться на защиту Эллады. Они видели, что данная борьба будет у них не только из-за свободы, как это было некогда при нашествии мидийцев, и что согласие "дать земли и воды" не спасет их. У них свежи были еще в памяти те ужасы, которые были совершены галатами при прежнем их вторжении над македонянами, фракийцами и пэонийцами, да и теперь им сообщали о тех беззаконных жестокостях, которые совершались врагами в Фессалии. Перед каждым гражданином в отдельности и перед государствами вместе стояло на выбор: или погибнуть или победить.

2. Можно, при желании, сопоставить число тех, кто сражался против царя Ксеркса при Фермопилах, с числом собравшихся тогда против галатов. Против мидийцев собрались тогда следующие из эллинов: лакедемоняне с Леонидом не более 300, тагеатов 500, столько же из Мантинеи, от орхоменян из Аркадии 120, от остальных городов в Аркадии 1000, 80 из Микен и из Флиунта 200, вдвое больше коринфян; от беотян прибыло: из Феспий 700 и фиванцев 400. 1000 фокейцев стерегли тропинку на <горе> Эте, ко всему эллинскому войску надо причислить и это количество. Числа локров, живших под горой Кнемидой, Геродот не дал, но он сказал, что они явились от всех городов; однако и их число можно установить с довольно точным приближением к истине: если на Марафон афиняне пришли все, со включением даже тех, возраст которых был неподходящим для несения военной службы, и рабов, и всего их пришло не более 9000, то боеспособных локров, пришедших к Фермопилам, никак не могло быть свыше 6000. Таким образом, все войско состояло из 11 200 человек. Но всем известно, что и эти не оставались все время на охране Фермопил: кроме самих лакедемонян, феспийцев и микенцев, остальные покинули Фермопилы, не дождавшись конца битвы.

 



 
« Разрушение Дельфийского святилища
Обновления
Популярное
Ваше мнение

Как вы попали на сайт?

RSS 2.0